Иванов против Дарвина
Можно ли из обезьяны "сделать человека или хотя бы человекообразное, человекоподобное существо? Советский профессор Иванов всерьез занимался этой народнохозяйственной проблемой. Он умер в 1932 году и не успел закончить свои уникальные эксперименты. С тех пор ни в России, ни за рубежом такие исследования не возобновлялись. А может, где-то и проводятся? Посмотришь на некоторые рожи, и закрадется в душу сомнение, не поучаствовала ли в этом существе горилла...
Так кто же такой был удивительный ученый Иванов? Чем он действительно занимался?

Официальная справка
"Иванов Илья Иванович (родился 20 июля 1870 г. -- умер 20 марта 1932 г.) -- советский биолог-животновод, профессор. В 1896 году окончил харьковский университет и работал в Институте экспериментальной медицины. Изучал роль придаточных половых желез в процессе оплодотворения млекопитающих животных. Результаты этих лабораторных исследований послужили Иванову основой для разработки метода искусственного осеменения. В 1908 году при поддержке И.П. Павлова организовал и возглавил физиологическое отделение лаборатории ветеринарного управления в Петербурге (позднее лаборатория биологии размножения Института экспериментальной ветеринарии). В 1928-1931 гг. вел большую практическую работу по искусственному осеменению различных сельскохозяйственных животных на базе совхозов "Овцевод", "Скотовод" и др. В 1931 году возглавил кафедру физиологии размножения Зооветеринарного института и лабораторию по искусственному осеменению в Алма-Ате.
В 1926-1927 гг. Иванов возглавлял экспедицию АН СССР в Западную Африку для постановки опытов межвидовой гибридизации человекообразных обезьян. Доставленные этой экспедицией в СССР шимпанзе и павианы были первыми обитателями Сухумского обезьяньего питомника. Иванов создал большую школу зоотехников и ветеринарных врачей, которые продолжили начатые им исследования и усовершенствовали метод искусственного осеменения.
Сочинения: "Искусственное оплодотворение у млекопитающих. Экспериментальное исследование". ("Архив биологических наук", 1906 г., том 12); "Искусственное оплодотворение домашних животных" (СПб, 1910); "Искусственное осеменение домашних животных" (журнал "Скотовод", 1930 г., №№ 7-9). Кроме того, сочинения издавались за рубежом. В "Вестнике животноводства" (1948 г., выпуск 4) имеется библиография трудов И.И. Иванова".

Жеребенок от мертвеца
До 1917 года профессор Иванов заведовал опытной станцией в заповеднике Аскания-Нова. Там можно было увидеть удивительные вещи: на одной поляне паслись оленебыки и сернобыки; пара зеброидов в упряжке ловко везла арбу; полукровный бизон легко тащил плуг...
В живой природе подобные межвидовые скрещивания невозможны. Мешает и разница в размерах, и отсутствие взаимного полового интереса, и опасность быть съеденным. Зато путь искусственного оплодотворения открывает перед экспериментатором невиданные возможности. Представляете себе союз крысы с мышью? Профессор Иванов вывел такого гибрида. Он также работал с парами: белая мышь -- морская свинка, морская свинка -- кролик, заяц-русак -- кролик. Опыты шли с переменным успехом. В искусственном оплодотворении лошадей, например, Илья Иванович добился внушительных результатов. Инструменты, изготовленные по его образцам, пользовались огромным успехом.
Работы Иванова в области физиологии и биологии искусственного оплодотворения высших животных для своего времени были сенсационными. За случной сезон одним жеребцом удавалось оплодотворить не 20-30 кобыл, как обычно, а 300-500. Ученые из Германии, Австрии, Японии, Америки специально приезжали в Россию, чтобы ознакомиться с методом Иванова.
"Искусственное осеменение, как показали мои опыты, -- писал Иванов, -- может быть с успехом проведено даже в том случае, когда получить от самца его семенную жидкость невозможно, или ввиду его крайней дикости и силы, или ввиду трудностей, связанных с поимкой его живым. В этом случае самец может быть подстрелен и затем кастрирован... После кастрации, проведенной стерильно, семенные железы сохраняются при температуре, близкой к нулю, а сперматозоиды сохраняют свою подвижность и функциональную способность в течение нескольких дней. Таким образом, путем искусственного осеменения можно вызвать зачатие от отца, который к моменту осеменения не только уже умер, но и вообще больше не существует в природе". Ну совсем как при клонировании!

Французы - за гибрид!
Все это было лишь прелюдией. Профессор Иванов всегда стремился к другому -- попытаться скрестить человека с обезьяной. Но и владелец заповедника Аскания-Нова барон Ф.Э. Фальц-Фейн, и попечитель Института экспериментальной медицины герцог А.П. Ольденбургский, люди весьма известные и состоятельные, хоть и интересовались работами профессора, финансировать дерзкий эксперимент отказались. В начале века не принято было сомневаться в божественном происхождении человека, а отважиться на подобные опыты -- значило войти в конфликт со Святейшим Синодом. Илье Иванову даже не было позволено коснуться щекотливого вопроса в монографии "Искусственное оплодотворение у млекопитающих". Только в 1910 году на Международном съезде зоологов в Граце (Австрия) профессор Иванов выступил с докладом, в котором прямо указал на возможность получения гибрида человека и обезьяны. Поддержку он нашел во Франции, в Пастеровском институте, который готов был предоставить для опытов антропоидных обезьян, а также лабораторные помещения специальной станции в Африке. Недоставало только денег.

"Пусть даже туземку французской Гвинеи..."
По подсчетам профессора Иванова, требовалось 15 тысяч долларов (в то время 30 тысяч рублей) на обеспечение работы в течение года. Он обращается с просьбой о помощи к А.В. Луначарскому и А.Д. Цюрупе. Его поддерживают коллеги. Профессор Новиков, в частности, указывает, что опыты исключительно важны в идеологическом отношении (шел 1924 год) в целях антирелигиозной пропаганды. "Работа переводит вопрос о происхождении человека в область неоспоримых фактов, -- вторит ему профессор Фридрихсен, -- и может нанести решительный удар религиозным вероучениям, предрассудкам и быть удачно использованной для агитации за освобождение трудящихся из-под гнета церкви".
Но были и оппоненты. Профессор Иванцов, ученый консультант Главнауки РСФСР, выразил сомнения в успешности опытов, так как "горилла, шимпанзе, орангутанг, гиббон и человек относятся систематиками-зоологами не только к различным видам, но даже к различным родам семейства человекообразных. Между тем скрещивания между различными видами одного и того же рода дают помеси со значительными затруднениями, и последние в огромном большинстве случаев оказываются бесплодными". Опыты по скрещиванию людей с обезьянами придется вести в двух направлениях, считает оппонент, то есть оплодотворить, допустим, самку гориллы семенем человека, а женщину, "пусть даже туземку французской Гвинеи" (о расисты!), семенем самца гориллы, что наверняка будет идти в разрез с Уголовным кодексом, не говоря уже о неопределенности правового положения приплода...
Смета, предложенная профессором Ивановым, тоже вызвала большие сомнения. Продолжительность опытов могла затянуться на годы. Ведь беременность у человека и у высшей обезьяны длится 280 дней. Для определения степени биологического родства необходимо не только вырастить гибридов, но и получить от них новое поколение. Кроме того, хотя в смету и внесена тысяча долларов "на оплату услуг как мужчин, так и женщин местного населения", но вряд ли эта сумма обеспечит оплату и содержание подвергаемых искусственному оплодотворению женщин, "пусть даже и туземного населения".
Главнаука пришла к выводу, что "предложение профессора Иванова необходимо отклонить, соображаясь с материальными возможностями РСФСР и малой вероятностью успехов предпринимаемых опытов. Кроме того, Главнаука относится отрицательно к настоящей политической конъюнктуре, так как эти опыты могут вызвать совершенно обратный эффект со стороны широких масс".

И крестьяне хотели к обезьяне
Но Илья Иванович продолжал готовиться к командировке в Западную Африку. В Америке известие о предстоящей экспедиции вызвало противоречивый резонанс. Одни поддерживали русского профессора, другие проклинали. Ку-клукс-клан буквально неистовствовал. В 1926 году газеты, в том числе "Вечерняя Москва", оповестили читателей об экспедиции. На имя профессора Иванова хлынула почта. Около ста человек предлагали свои услуги, в большинстве случаев безвозмездно. Среди них были не только врачи и научные работники, что понятно, но и крестьяне, никогда не ездившие даже по железной дороге. Некий Михаил Родионенко написал, что он здоров, холост, вынослив, владеет оружием, готов на любую работу. Добровольцы остались дома, профессор взял с собой только сына.
Директор Московского зоопарка М. Завадовский сообщил Илье Ивановичу цены на обезьян. Самыми дешевыми в то время были резусы (по 17 рублей за штуку), капуцины (47 рублей), лемуры (58 рублей). Большие обезьяны, например шимпанзе, стоили около 3000 марок.

Ловля диких шимпанзе
В Африке профессор Иванов слышал немало историй о похищении женщин человекообразными обезьянами и появлении потомства. Но это были непроверенные слухи. Зато случаи изнасилования туземок обезьянами встречались в самом деле, хоть и редко. Генерал-губернатор Западной Африки господин Карде рассказывал Илье Ивановичу по горилл-насильников. Жертвы насилия обычно погибали в могучих объятиях самца, при вскрытии у них, как правило, оказывалась раздавленная грудная клетка. Самцы шимпанзе в этом замечены не были. Женщины, ставшие объектом обезьяньего вожделения, считались оскверненными. Детей от этих союзов никто не видел.
Особой проблемой была поимка обезьян и доставка их на станцию. Охота велась варварским способом. Вооруженные дубинами, ружьями и луками, негры выслеживали семью, криками загоняли ее на дерево. Затем вокруг разводили костер. Задыхающиеся в дыму обезьяны не помня себя бросались вниз, попадая в огонь или под удары дубинок. Часть гибла, некоторым удавалось уйти, а другие несчастные доставались охотникам. Обычно в плен попадали подростки, родителей предварительно убивали или давали им уйти, так как разъяренные самцы и самки очень опасны.
С таким методом ловли профессор Иванов не мог, конечно, мириться. Он выписал из Парижа специальные сети. За поимку обезьяны гуманным способом охотникам была обещана премия 1000 франков. Профессор организовал даже показательные облавы, чтобы научить туземцев обращаться с сетями. Но черные охотники, уступив требованию не бить и не калечить человекообразных, предпочитали ловить их руками, набрасываясь скопом. Результаты были плачевными теперь уже для преследователей. При попытке захватить взрослого самца один охотник был убит, а двое изуродованы. От гуманного способа африканцы отказались, и никакие посулы не могли заставить их пойти против обезьян с таким ненадежным "оружием", как сеть...

А нижняя часть снаружи!
Оплодотворение обезьян проводилось под видом лечения. Отобранную самку усыпляли хлорэтилом. Через две-три минуты она уже была неподвижна. Затем ее вытаскивали из клетки и делали искусственное дыхание. Эти манипуляции неизменно приводили сильнейшее впечатление на аборигенов-негров. Они считали обезьяну мертвой и поражались, наблюдая за ее возвращением к жизни.
Через эластичный катетер самке вспрыскивали примерно полтора кубических сантиметра спермы. Сама операция производилась достаточно виртуозно. Половина туловища обезьяны оставалась в клетке, а нижняя часть была снаружи. Приходилось спешить, так как самка могла проснуться, да и характер опытов надо было скрывать.
К отъезду из Африки три самки были подвергнуты искусственному осеменению, с тремя предполагалось работать в Сухуми, имелись еще две обезьянки, не достигшие половой зрелости, а также самцы.

Путешествие в Марсель
"Чертова дюжина" шимпанзе готовилась к длинному путешествию... в Сухумский питомник. После двухнедельной морской качки их ждал отдых во Франции. В Марсель благополучно прибыли лишь 11 обезьян, две погибли в дороге. Одной из них была сделана попытка оплодотворения, но зародилась ли новая жизнь, неизвестно. В то время потери обезьян при доставке из Африки во Францию исчислялись 50 процентами, а порой и выше. Бывали случаи, когда гибла вся партия. Бедные пленники страдали не столько от качки, сколько от болезней. Пассажиры, среди которых традиционно было много больных туберкулезом, пневмонией, дизентерией, так и норовили покормить обезьян. Вместе с едой передавалась, как правило, и инфекция.
В Марселе профессора Иванова ждало распоряжение Наркомздрава: в Париж обезьян не везти. Устроили их в Зоологическом саду, но условия оставляли желать лучшего, мартышки заболевали одна за другой.

Конец уникального эксперимента
В Сухумском питомнике за обезьянами тщательно ухаживали, но они таяли на глазах: дизентерия, туберкулез... Вскрытие двух обезьян показало, что зачатие у них так и не наступило. Более того, их половые органы были в состоянии атрофии. А самки Бабет и Сивет так и остались холостыми.
Эксперименты дали отрицательный результат. Но Илью Иванова это не убедило. "Необходимо не только увеличить число опытов искусственного осеменения самок шимпанзе спермой человека, но и поставить опыты реципрокного скрещивания, -- писал он. -- Последние организовать в Африке гораздо труднее и сложнее, чем в Европе или у нас. Женщин, желающих подвергнуться опыту, несравненно легче найти в Европе, чем в Африке. Для этого рода опытов достаточно иметь 2-3 взрослых самцов антропоморфных обезьян". Оплодотворять же самок спермой человека следовало бы, по мнению ученого, непосредственно в тропической зоне, на родине обезьян.
Довести начатое до конца профессор Иванов так и не успел. Страна не оценила его новаций. И попыток скрестить венец природы с шимпанзе больше не предпринималось. А о происхождении человека спорят до сих пор...

использованы материалы из еженедельной газеты "kоMоk"



www.koMok.ru

Web-portal @Kokshetau Online



free counters

Дайджест интересных статей